Ты летаешь, мы летаем,
не чужие всё-таки, верно?

Ё-моё, уже вторую ррецензию подряд приходится начинать с извинений перед автором романа – дожила, называется!
[посыпает голову пеплом]
Леди Тресса, я ни в коей мере не требую чего-то от Вас, не считаю, что Вы нам, читателям, что-либо должны, а просто высказываю своё неквалифицированное мнение на собственной территории. Не более. Так вот: «Пыль небес» - это категорически не роман. Это полромана. Причём даже не такое полромана, как «Дороги, которые нас выбирают», по которому читательское сообщество выло и причитало по весне. И даже не такое полромана, как первая часть «Яда минувшего». Это просто половина текста. Этот отрывок не завершён ни композиционно, ни эмоционально, никак. Просто шла-шла увлекательная история, а потом страницы кончились. Усё. Ждитя. Асфальт кончился. Но со временем должны подвезти.

Возможно, меня так вскинуло потому, что ранее леди Трессу так странно не публиковали. Не характерны настолько оборванные концы для её творчества. Все предыдущие романы – и большие, и маленькие – всегда обладали несомненным финалом (часто открытым) и ощущались полностью завершёнными. Абсолютно. Даже весьма объёмного «Охотника за смертью» издали в одной книге, а тут… Могу предположить, что серия «Фантастический боевик» не рассчитана на двухтомники. А здесь напрашивается именно двухтомник! Не удалось издать под одной коркой – ради бога, хоть два тома, хоть три, количество не имеет значения, купим и оплатим. Но цельная История должна быть издана одним блоком. Иной подход… это неправильно. Не знаю, почему, просто чувствую так. Хоть ты меня стрели.

Поэтому я оказалась в крайне сложной ситуации: писать отдельную ррецензию на часть произведения, да ещё посеяв где-то крайне ценный листочек со всеми записями и пометками, сделанными в процессе чтения…
[бьётся головой о клавиатуру]
Впрочем, может, ещё и найду его, тогда ррецензия украсится подобающими случаю эпиграфом и цитатой – всё будет, как полагается. А пока – как есть.
[утирает слёзы]

…А забавное было начало. Забавное тем, что Зверь Тир – это хорошо, очень хорошо знакомое зло, так что поначалу меня намного больше интриговал Казимир. «Сын Дракона», с неясными возможностями и навыками, на неизвестный срок и по неизвестным причинам выбравший мир Саэти для прогулки. Прогулки длиной в несколько лет?.. Хмы. Вероятно, этот момент прояснится, когда заново подгонят асфальтоукладчик. Ещё раз хмы. Увидим.

А вот мир «Осы в паутине» и сияющего Лонгви был встречен мной как старый знакомый, с радостью. И если в первой из этих повестей мы видели небольшой кусочек жизни Тира фон Рауба – без разъяснений и без предыстории – то в «Пыли небес» история старогвардейцев развивается неспешно и хронологически. Вот только «Оса» была закончена и в своём классе без преувеличения идеальна…
[продолжает дуться]

Порадовало наличие «наших людей» в Саэти. Помимо неподражаемой «звезды политической карикатуры Лонгви», я, как ни странно, постоянно ощущала на заднем плане недовольное бухтение педантичного Большого Рыся. Как только речь заходила о болидах, о движущей их магии, о полётах и воздушных боях с нарушением всех и всяческих норм нашей, сугубо технологической, реальности, я сразу вспоминала Рыся с его нефтевышками и бензобаками и давилась от хохота. «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!» (Ц)

И уж конечно, нельзя не отметить неподражаемый фирменный юмор леди Трессы. Совершенно особенный черноватенький юмор, подобного которому я больше не встречала. Трагикомедия, однако: Палач и Людоед, делающие полостную операцию в полевых условиях, поминутно облизываясь. Орк, с детской непосредственностью увлечённый приключениями Айболита и принимающий их как истину в последней инстанции. «Рашадское зелье», энергично потребляемое пилотами. Ох, кто-то славно повеселился, пока это писал.

С большим интересом я понаблюдала и за Эльриком де Фоксом, бароном Лонгви. Очередная аватара Эльрика-предателя по большей части пока держится на периферии сюжета, но тем не менее постоянно ощущается - как сила суровая и неодолимая. Как взгляд за спиной. Его нейтралитет – благожелательный нейтралитет, как бы то ни было! - уже огромное везение для некоторых. Если же барон решит перейти к активным действиям… Вот тут никому мало не покажется, и глава шестая «Новая кровь» - лучшее тому доказательство. Думаю, господин фон Рауб, впервые встретившийся с бессмертным существом, самонадеянно переоценил глубину летаргии, в которую погружён легендарный шефанго.

По существу же начала романа как такового… Эхх, золотые времена Вальдена! Безбашенная атмосфера боевого братства, упоения Мастерством, ощущения настоящей жизни в противовес жизни обыденной… Золотой век, да. В котором даже Чёрный сумел оставить в Небе сияющий след искреннего счастья.
Я не знаю, что ещё можно сказать по существу вопроса. Роман начат и не окончен. Он завис в воздухе, как болид, пилот которого снял руки с управляющих рычагов. Того, что я в нём прочла, более чем хватает для книгопортрета, но совершенно недостаточно для ррецензии.

Резюме: начало хорошее, но я всё же выскажусь по итогам двухтомника.

Всегда была неравнодушна к проповедям исполненных мудрости духовных особ, даже если они произнесены в аське или в кабаке. Но в этом отрывке Падре превзошёл сам себя:

«- Шефанго не зло, - подтвердил Падре. – Они для этого слишком страшные. А настоящее зло… Нет, дети мои, вы не знаете, каково настоящее зло. – Жестикуляция Падре уже была не слишком сдержанной, но речь оставалась ясной. – Зло привлекательно. Притягательно. Да что там, оно прекрасно… Вот, посмотрите, - рука с рюмкой махнула в сторону Тира, - разве он не красив? Да он, храни нас Господи, почти совершенен. И мы прощаем ему – всё. Знаем, что он творит, но прощаем, потому что видим его и не верим, что это – воплощённое зло. А даже если и верим? Кто из нас сможет? У кого достанет сил? – Падре обвёл изумлённую компанию налитыми глазами и мрачно добавил: - Вот то-то же.
Тир скорчил рожу, достаточно ужасную, чтобы шарахнулся даже Шаграт.
- Я непривлекательная личность, - сказал он противным голосом, - я вообще отвратительная личность. Значит, я никакое не зло.
Падре зареготал и отвесил ему лёгкий, покровительственный подзатыльник:
- Я ж так, Суслик, для примера. Всё мы про тебя знаем, и всё равно мы тебя любим. Так что не бойся.
- Не обидим, - серьёзно добавил Мал.
Сейчас они говорили правду, и Тир им верил, и Падре действительно не имел в виду, что Тир – зло, подлежащее обязательному уничтожению. Он просто противопоставил его Лонгвийцу. Всего лишь.
Но это пройдёт, это всегда проходит. Сначала тебе говорят, что не убьют, обещают, что не убьют, а потом обстоятельства меняются, и тебя отправляют в огонь.
Рано или поздно так и случится»

Ты уж определись, что ты предпочитаешь:
убивать или пилотировать корабль

Ну вот, вторая книга вышла, и всё встало на свои места. По поводу издателей мысль в голову приходит одна, но не лишённая изящества: дурной пример Зверя оказался кое для кого вдохновляющим. Расчленение по живому – процедура эффектная, не спорю, но для обычного человека малоэффективная. Не думаю, что издателям удалось на этом обогатиться, разве что перемазались. Как бы то ни было, но роман теперь оказался «в сборе», его можно оценивать и можно уже давать людям почитать – целиком.

Первая книга была в каком-то смысле прологом, теперь эволюция Зверя в Саэти закономерно продолжилась, достигла пика, а потом - и своего логического завершения. В сухом остатке для всего мира хорошего оказалась мало. Впрочем, как и ожидалось. «Как волка ни корми…»

Краеугольным камнем для меня в этом романе стал опыт показа нечеловеческой психики и её взаимодействия с миром людским. В основном, конечно, Зверь, но местами и Казимир. «Рациональный» подход Тира ко всему поражает. Что бы ни происходило, какой бы опыт он ни приобретал - «любви», ненависти, наблюдения за зарождением новой жизни – каждый раз выводы, которые для себя делает Тир, меня ошарашивают. В самом деле – а почему нельзя убивать? Кто сможет логично объяснить - почему?! Вот что значит «разница базовых установок» ;). И вот что значит «любимая маска леди» (это я о вас, миледи Тресса) безупречное… ммм… моделирование ;-) у себя в голове подобного создания – это хобби для более чем незаурядной леди. Чтобы не возникло взаимонепонимания, говорю сразу: это был комплимент.

Две женщины, вошедшие в жизнь Зверя в Саэти, разумеется, вызвали мой интерес. И странный многолетний «любовный треугольник» вокруг Хильды фон Сегель, и драматичный «брак» с предприимчивой на свою голову Катрин Зельц. И если Хильда мне безоговорочно понравилась – хотелось бы познакомиться, честное слово! – то Катрин при всей своей страшной судьбе не вызвала ни грана сочувствия. Вот такая я жестокосердная. Да, юный возраст, да, страх за собственного сына, родную кровь, но чего же ты хотела, а? Нарушив естественный ход событий – забеременев при помощи ухищрений – Катрин сама отдала себя на жестокую волю Тира и Судьбы. Нет уж, милочка, где постелила, там теперь и спи. Любые игры вокруг демона всегда заканчиваются плохо – не этому ли учили тебя твои любимые христианские священники? Так что – поделом.

Фигура же Риддина (Гуго фон Рауба) кажется мне привлекательной и потенциально интересной, вот только практически совсем непроработанной :(. Видимо, в этом романе такая задача и не ставилась. Возможно, где-то когда-то в дальнейшем Гуго будет уделено персональное авторское внимание. По крайней мере, мне хотелось бы в это верить. Ибо породить Риддина – «Живущего в мире с людьми» - и оставить его прозябать на задворках миров и сюжетов было бы… эээ… не только жестоко, но и нерационально. Да ;)

Особая фишка двух последних частей романа – это неожиданный дуэт Эльрика де Фокса Лонгвийца (Среднего) и бывшего Олега Зверя, бывшего Тира фон Рауба, ныне просто Волка. Я отмечу сейчас этот момент, но никаких выводов или просто соображений высказывать не стану. А позориться не хочу. Всё это слишком сложно, слишком многослойно, и на одном прочтении не ловится мной совершенно. Кроме собственно факта - есть!

Конечно же, необходимо отметить литературное мастерство, с которым книга написана. Количество сочных кусков, афористичных фраз и образчиков знаменитого «шефангского» юмора делает честь автору и приносит море удовольствия читателю. То, что это часто касается вещей и ситуаций трагических, звучит пронзительно-остро и оставляет на душе пусть маленький, но шрамчик – это только в плюс. Думаю, при первом прочтении я море всего упустила. Но ничего, первое – оно не последнее; ещё вернёмся, и второй раз – он тоже явно последним не будет ;)

Особо ценно для меня то, что роман при всей своей «демонической» тематике и мастерстве её посюстороннего воплощения чернухой категорически не является. Как это удаётся – лично я не понимаю до сих пор. Одна из великих тайн Дара, полагаю. Но ни один из романов леди Трессы – и «Волчья верность» тут не исключение – не оставляет впечатления безнадёжности, отчаяния, тупика, отвращения ко всему сущему и прочих склизких «радостей», обильно оставляемых рядом писателей на память читателям своих произведений. Здесь же – всё наоборот, как ни странно.

Если поразмыслить, то я воспринимаю этот роман как поиски Тиром себя, роман взросления, если хотите. Сорок лет, потраченные Зверем на Саэти, не прошли впустую. Последняя надежда на то, что он сможет ужиться с людьми – даже со старогвардейцами, с теми, кто способен летать! – рухнула с впечатляющим треском. Вывод оказался жесток, но зато милосердно однозначен, что позволяет закончить передышку и наконец-то начать действовать. Да, рай на земле для исчадия ада принципиально невозможен, но почему бы ни быть где-нибудь в другом месте маленькой персональной преисподней? Любовно обустроенной в соответствии с собственными предпочтениями ;-)?

Резюме: хороший роман не на один раз.

«Раньше Тир меньше отличался от людей, либо раньше это не так бросалось в глаза.
Скорее всего, верно и то и другое. В прежние годы у него не было ничего, кроме полётов. А если что и объединяет его с людьми, так это стремление в небо. Не в том смысле, которые вкладываются в эти слова христиане, а в естественном для людей желании научиться летать.
Эрик попытался найти другие точки соприкосновения, сделал попытку ещё немного очеловечить демона, а получилось, что вызвал к жизни нечто абсолютно бесчеловечное. Мог бы догадаться, что для Тира вести себя как человек неестественно и, пожалуй, непросто. Мог сообразить, что его человечность – всего лишь маска. Мог. Но не догадался и не сообразил. Вместо этого ужесточил условия и получил закономерный результат.
Когда его нет рядом, проще всего думать, что его нет совсем. Проще. И лучше. Гораздо безопаснее, чем понимать, что его – нет, но есть то, чему лучше бы не быть никогда. Он ведь не позволит отправить себя в небытие. А если бы позволил – кто бы смог заставить себя сделать это?
«Ты клевещешь на себя, легат».
«Вы ошибаетесь, ваше величество».
Все эти годы Тир говорил ему правду. Но в эту правду невозможно было поверить»

“ПЫЛЬ НЕБЕС” КНИГОПОРТРЕТ

«Что же, демон – значит, демон. Когда податься некуда, когда в твоём мире тебя убили, убили и ещё раз убили, особо выбирать не приходится, радуешься тому, что удалось ухватить. А досталось тебе немало! Целый мир, целый непуганый мир, населённый людьми и не-людьми, густо замешанный на магии. Правда, суть свою от магов не скроешь, да и плевать. Пусть зовут демоном и Чёрным, от тебя не убудет. Лишь бы не мешали жить.
Жить… Здесь действительно можно жить! В мире, где есть не только Небо – оно есть везде – но и авиация, можно жить припеваючи. Здесь можно летать. И можно убивать. А ещё лучше – убивать, летая. И наплевать, что движет твоим болидом, твоей Блудницей – высокие технологии или магические штучки, в этом мире ты крылат и ты – в Небе. И ты там не один.
Братья по Небу… Это очень много – для демона. Люди, которые видели тебя без всяких личин, которые принимают тебя таким, как ты есть, перед которыми нет нужды притворяться. Почти…

Целая стая таких, как ты… Ну, почти таких. У демонов не бывает семьи и дома, но если демон крылат… Он может найти что-то большее, чем семья – стать частью Стаи отморозков, таких же, как он. Ну, почти таких же. И быть там своим, равным среди равных. Ну, почти равным.

Ты счастлив сейчас; пожалуй, впервые в жизни, ты нашёл в ней своё место. Если притвориться перед самим собой, то в это даже можно поверить. Почти. Всё дело именно в этом вечном «почти». Тонкая корочка мирной жизни – это всего лишь очередная личина Судьбы. Там, под ней, вечно бушует адское пламя, обуреваемое единственным стремлением – настичь тебя и поглотить. И в какой бы Мир ты ни перенёсся, в какое бы Небо ни взлетел, до конца забыть об этом не удастся, ибо дело здесь не в Мире и не в положении в пространстве, а в тебе самом. «И ад следовал за ним…». По пятам»

<br>&nbsp;<br>

<strong>Прочесть все (или почти все?) ррецензии леди Пикси можно вот здесь:</strong>

<a href=”http://http://www.diary.ru/~Pixi/?comments&amp;postid=11380991″ title=”оглавление рецензий” target=”_blank”>http://www.diary.ru/~Pixi/?comments&amp;postid=11380991</a>