КРАТКИЙ КУРС ОРКОВЕДЕНИЯ   

Итак, орки. Странные ребята, если смотреть на них со стороны. Странные, с точки зрения “европеизированных” народов (а мне от таких народов никуда не деться). И отвратительные, с точки зрения эльфов.   

Что не так с эльфами? Эльфы и орки созданы двумя разными богами (Флайфетом и Тарсе, соответственно (имена богов приводятся на зароллаше)) в мире, где никого, кроме этих двух богов на тот момент не было. Естественно, считается, что Флайфет и Тарсе враждуют между собой. И естественно, они олицетворяют два противоположных начала - Жизнь и Смерть. Одного этого достаточно для взаимной неприязни двух народов. Орки эльфов тоже, мягко говоря, на дух не переносят.  

   Орки из мира “Чужой войны”, на описанный период считаются настоящими дикарями. Живут в полных магии и опасностей, горных лесах на северо-западе континента, время от времени ходят в набеги на соседей (изредка - друг на друга), воюют или договариваются со свирепыми лесными и горными духами.


   Последнее особенно нервирует эльфов, которые вполне способны с лесными духами договориться, но от по-настоящему злобных и опасных предпочитают смыться. О том, чтобы сразиться с кем-то сверхъестественным у эльфов и речи не идет, а орки ребята безбашенные, они мало чего боятся, и прут напролом даже там, где стоило бы остановиться и подумать. Как ни странно, порой такая тактика оказывается действенной.   

Было время, когда два или три орочьих племени жили на зачарованном эльфийском острове, но после событий в “Чужой войне” эти племена были уничтожены эльфами. Нормальный геноцид, ничего особенного. Если уж на то пошло, после упомянутых событий, на планете вообще не осталось ни одного орка, и так ли велика разница между сознательным геноцидом и стопроцентной смертностью на войне? 

   Орки живут племенами, которые, в свою очередь, делятся на кланы. Племенами правят вожди, кланами - старейшины. Причем, власть вождей давно уже не сводится только к командованию в военное время. Власть старейшин, понятное дело, никогда к этому и не сводилась.    

Старейшины передают власть молодым тогда, когда это велят сделать шаманы, но еще в течение нескольких десятков лет отставной Старейшина присматривает за тем, как ведет дела его преемник, и раз в сезон имеет право наложить вето на решение нового Старейшины. То же самое с вождями. Власть передается по указанию шаманов. И, вообще, может сложиться впечатление, что реально орками управляют именно служители культа, но это не так. У шаманов свой круг обязанностей, и свои права, и в жизнь простых орков они вмешиваются лишь постольку, поскольку обязанности того требуют. 

   Создания Тарсе (Темного Бога), орки, вроде бы, смертны. Тарсе создавал смертные существа, он, вообще, сторонник перемен. Так что где-то, наверняка, есть старые орки. Только кто, кроме самих орков, их видел? Живут они долго, не меньше тысячи лет, поэтому людям кажутся бессмертными. Еще орки очень хорошо плодятся, любят они это дело. И ужас в том, что очень многие дети в семье благополучно вырастают. Поэтому орков много. Их действительно много. Вряд ли их когда-нибудь станет слишком много для тех огромных территорий, которые они населяют, но все же большая удача для всех остальных народов, что добраться до Орочьих лесов не так-то просто. Иначе какой-нибудь ушлый парень давно бы уже пришел туда, наобещал вождям кучу плюшек, и заманил орков под свои знамена. (Да-да, я помню, что во времена, описанные в “Чужой войне” такой парень как раз нашелся). По счастью, сами орки ограничивают свою разрушительную деятельность уже упоминавшимися набегами, и, честное слово, в их жизни предостаточно других проблем, чтобы заморачиваться еще и за какие-то глобальные войны, да еще и под чужими флагами.    

Может быть, они чем-то похожи на индейцев? Во всяком случае, когда я о них думала, когда я их придумывала, за образец были взяты именно индейцы, разумеется, не настоящие, а идеальные - из книжек Купера и Майн-Рида. Существа, живущие в абсолютной гармонии с природой, способные постоять за себя, когда эта природа ведет себя агрессивно, но точно так же способные защитить и ее, природу, в том случае, когда ей угрожает какая-нибудь опасность. Это еще одна причина, по которой эльфы орков терпеть не могут. Эльфам кажется противоестественным то, что создания настолько уродливые, и настолько дикие, с таким воистину эльфийским совершенством умеют жить в мире с собой и с тем, что их окружает.    

Другое дело, что орки, в отличие от тех же индейцев, очень плохо относятся к чужакам. Они людоеды, когда есть такая возможность. И они считают, что право на жизнь есть только у них, да и то не всегда. Нет никаких законов гостеприимства для чужаков. Нет никаких правил, кроме правила: убей чужого. Это сформировало совершенно определенное отношение к оркам у всех, кто о них хоть сколько-нибудь наслышан.   

   Теперь чуть подробнее о набегах, которые совершают орки. Основная цель этих вылазок не обогащение за счет соседей, и даже не добыча воинской славы (хотя не без того, надо же молодым как-то экзаменоваться), а кровь и души для Темного Бога.    

Тарсе орков любит кровь, он охотно принимает жертвы, и он требует жертвы, причем, не всегда по расписанию. Также орочий Тарсе принимает в качестве жертв только разумных существ, зверушками от него не откупишься. Поэтому в набегах много убивают. И поэтому в набегах берут много пленных. Не важно кого, молодых, старых, женщин, детей - это все равно. Работорговли орки не понимают, как раз в силу специфического отношения к чужакам, зато понимают, что кровь всегда кровь, и Тарсе обычно без разницы, чьи мозги вышибут для него на капище, и чье сердце положат на его алтарь. 

Конечно, бывают случаи, когда Тарсе требует орочью кровь и орочьи души, помимо тех, которые он получает, когда орки гибнут в набегах, или когда казнят преступников. Но это исключительные ситуации, форс-мажор, вроде лесного пожара или землетрясения.     

В обмен на жертвы, Тарсе, как любой “дикарский” бог, дарует разнообразные блага. Шаманам - мудрость и способность провидеть будущее. Вождям и воинам - силу и защиту от ран. Женщинам - плодовитость. Детям - здоровье, и так, по мелочи, всякого разного. От Тарсе же орки получили и магию.В “Чужой войне” вскользь упоминается о том, что магия запрещена была только среди анласитов и джершеитов. Эльфы, шефанго, орки, тролли, а также люди-язычники, так или иначе, были магами, кто-то в большей степени, кто-то - в меньшей. Ну, так вот орки в этом плане нисколько не уступают другим нечеловеческим расам.  Правда, за пределами Орочьих лесов в полной мере пользоваться своей силой и связью с духами могут только шаманы, но разного рода бытовая магия, несложные ритуалы, изготовление простеньких амулетов, науз и прочая и прочая - это вполне по силам любому рядовому орку. Если в Орочьих лесах даже ребенок способен спеть нужную песню и начаровать себе удачную рыбалку, то в большом мире, взрослому орку не составит труда хотя бы на пару минут обеспечить себе нечувствительность к ранам в бою.   

   Еще немного о шаманах. Об их иерархии. На несколько кланов (на одно племя) приходится от десяти до полусотни шаманов, выполняющих разные функции. Кто-то служит при капищах, кто-то бродяжничает и дает советы или оказывает медицинскую помощь, всегда оказываясь в нужном месте в нужное время, кто-то живет отшельником, и всегда настроен на волну какого-нибудь из духов, кто-то гадает, кто-то помогает правильно проводить разнообразные бытовые обряды. Дел у шаманов предостаточно. Все перечисленные категории между собой равны, там нет главных и нет подчиненных. Но еще у каждого племени есть одно, главное, капище (как раз на нем и приносятся в жертву орки), и жрец этого капища - глава всех шаманов племени.    

Соответственно, где-то в сердце Орочьих лесов (а где, об этом знают только главы шаманов племени) расположено Потаенное Капище, где служит один-единственный жрец, и вот он реально управляет всеми остальными шаманами, начиная с бродяг и заканчивая жрецами главных капищ. Что-то вроде Папы Римского, только для Орков. Этот верховный жрец способен в любой момент связаться с любым из своих подчиненных, а при необходимости - одновременно с несколькими, и точно так же, при соблюдении определенных ритуалов, главы племенных шаманов могут связаться с ним.    

Делается это редко, так же редко, как приносятся в жертву орки. И обычно - по тем же самым обстоятельствам. А вообще, авральные ситуации случаются самые разные, так что не обязательно форс-мажор заканчивается орочьим жертвоприношением, бывает и так, что верховный жрец подсказывает, как разрешить ситуацию без пролития родной крови.     

Должность верховного жреца, так же как и любого из шаманов, почти выборная. Некоторые из детей отмечены безошибочными для шаманов признаками того, что это особенные дети. Их забирают у родителей и растят на капищах.    Некоторые из выживших в процессе обучения на шамана подростков отмечены безошибочными признаками того, что это особенные подростки даже для будущих шаманов. Их забирают на главные капища, и там уж выживает только один, тот, кому глава племенных шаманов передает власть, когда велит верховный жрец.    

И точно так же некоторые из глав племенных шаманов отмечены признаками того, что это особенные шаманы даже для своей должности. В определенный срок верховный жрец призывает их на Потаенное Капище, где выбирает одного, которому и передает свою власть и свою силу. Остальные претенденты, и бывший верховный жрец, там же, на Потаенном Капище добровольно отдают свою жизнь, душу и кровь Тарсе.  

   Теперь о Тарсе. Орочий Тарсе - это, безусловно, тот же самый бог, которого выбрали для себя шефанго, но воспринимают его орки и шефанго очень по-разному.    Что знают и хотят знать о Тарсе орки? Они знают, что Темный - это их создатель. Они знают также, что Темный - создатель всего сущего, что живет и умирает. Все, что живет и не умирает создано Флайфетом. С учетом более чем тысячелетнего срока жизни, орки прекрасно знают, что умирает рано или поздно все, поэтому считают, что Флайфет создал небо, землю и эльфов, а Тарсе создал все остальное. (И, кстати, они близки к истине).   

Тарсе создал смерть, и чествовать его нужно смертью. Тарсе создал перемены, поэтому, если никакого форс-мажора не случилось, большие богослужения происходят раз в сезон (смена времен года - самое то, что надо для бога, который придумал и реализовал этот механизм). Помимо больших праздников, есть, разумеется, множество малых, в каждом клане - своих, и не на всех таких церемониях обязательно проливается кровь. Потому что кроме крови и смерти, Тарсе любит еще и песни, танцы, зарождение новой жизни, и вообще, ему нравится, когда жизнь бьет ключом.   

   Теперь об орках, упоминаемых в “Змее в тени орла”. Точнее, об орках из родного мира Йорика и Эфы.    Мне хочется верить, что для всех заинтересованных читателей совершенно очевидно, что Эльрик-Тресса из “Чужой войны” и Эльрик-Тресса из “Змеи в тени орла” - это два разных шефанго, принадлежащих к двум разным реальностям. Я для удобства называю их “Старший” (Предатель) и “Младший” (Змей) (есть еще “Средний”, (Чудовище или Снежный Конунг) он описан в “Пыли небес” и “Волчьей верности”). Так вот, в реальности “Старшего” Эльрика, (”Чужая война”), как я уже сказала, орки были уничтожены. В реальности “Младшего” Эльрика (”Змея в тени орла”), орков никто не уничтожал, запрета на магию в этой реальности никогда не было, и орки потихоньку развивались вместе со всем остальным миром.    

Потихоньку, это мягко сказано, но, худо-бедно менялись даже самые далекие от человеческой цивилизации племена. Менялись они, менялись, и поменялись.    А толчком к переменам послужило то, что до Орочьих лесов дошли руки (долетели дарки) шефанго. Большие специалисты во всем, что касается аккуратного взаимодействия с иными народами и иными культурами, шефанго умудрились наладить контакты с орочьими вождями и шаманами. Когда, значительно позже, передовая общественность поинтересовалась у Ям Собаки, какого ж фига они такое сотворили, на Ямах Собаки пожали плечами и сказали: “а из интереса”. Наврали, конечно, потому как затевалось все это ради того, чтобы побольше узнать о неведомых ранее сторонах Тарсе. Сотворили же шефанго большую для всех, кроме орков, неприятность, познакомив свирепых “дикарей” с некоторыми, небесполезными в лесах и горах, достижениями цивилизации. Работа была проделана тонко, я бы даже сказала, ювелирно. Связей с природой и, как это принято говорить, “своих корней” орки не утратили, зато стали куда опаснее. На планете к тому времени успели о них позабыть, и вдруг орки вновь напомнили о себе. Они самую малость пересмотрели свои взгляды на чужаков, и многие из них выбрались в большой мир на предмет научиться чему-нибудь интересному. На первом месте среди “интересного” была, разумеется, человеческая магия, на втором - новые образцы оружия. Орки учились и возвращались на родину. Орки нанимались в иностранные армии, и, отслужив, опять-таки, возвращались на родину. Те из них, кому хотелось вернуться, разумеется.  Хотелось, надо сказать, многим, поскольку очень непросто жить среди людей, будучи орком, а также эльфом, шефанго или кем угодно, на человека не похожим.    Одним словом, в реальности “Младшего” ЭдФ орки с некоторых пор вновь заставили людей и нелюдей считаться с собой. И области вокруг Орочьих лесов снова стали необитаемыми, поскольку люди поспешили оттуда убраться. А жертвоприношения Темному возобновились в прежнем объеме.  

   Орки, естественно, потеряли возможность учиться чему-то среди людей, но Ямы Собаки по-прежнему принимают у себя их молодежь, став, таким образом, монополистами по использованию орочьего “интеллектуального потенциала” (так это называется?) и орочьих наемников. То, что Священный Хирт Анго продолжает исследовать новые грани Тарсе до сих пор не афишируется, хотя, конечно, кому надо, те уже в курсе насчет истинных интересов Ям Собаки в Орочьих лесах.

   Идея сбросить на эти леса какую-нибудь супер-мега-бомбу и таким образом раз и навсегда решить проблему, была признана дурацкой: никто не мог предсказать, как отреагируют на такую выходку лесные духи и Тарсе, зато абсолютно ясно было, что супер-мега-бомбу не одобрят Ямы Собаки, с которыми, будь они неладны, приходится считаться. Поэтому, вокруг опасной зоны создали нечто вроде карантина - пустые, буферные земли, в которые суются теперь только тронутые этнографы и прочие исследователи. Суются на свой страх и риск, поскольку ни одна страховая компания не соглашается работать с клиентами, планирующими экспедицию на границу Орочьего леса. Так оно все и тянется вот уже четвертое столетие, и, наверное, будет продолжаться еще долго. По крайней мере, до тех пор, пока “Младший” Эльрик не вернется в родной мир. Он-то вполне способен последовать примеру “Старшего”, и извести всех орков под корень просто по злобе, или потому что решит, что они недостаточно красивые.