Апрель 2007




dev_i_zmey_m.jpgКурт свернул к городку в десять минут шестого по местному времени. Указателя на повороте не было, а дорогу скрывал туман, густой как взбитые сливки, так что, если бы не гостиница, о которой писала мать, Курт мог и промахнуться. Чуть дальше по дороге обнаружилась заправка. Тот же стиль: флюгера и черепица, толстые стены, окна в свинцовых переплетах. Не иначе, Бременские музыканты заправляли здесь свои фургоны, а Гамельнский крысолов останавливался перекусить и умыться, и, может быть, играл для хозяйки на флейте за парочку бутербродов.

Где-то здесь должен быть указатель… вот и он: черным по белому, готическим шрифтом “Aufbe 1,5 km”.

фрагмент книги



oxot_m_small.jpgОн был, ну просто ужас, до чего стильный. Даже для иностранца, а тем более для белоруса. Маришка могла поклясться, что таких стильных парней не делают не только в Гродно, но даже и в Рио-де-Жанейро.

Длинные волосы, черные-черные, блестящие, она всегда думала, что такие только в рекламе бывают. Кожа бледная, такая матовая бледность, аристократичная, так ее называют, как будто прозрачная. И глаза. Почти бесцветные, но жутко красивые. Смотришь - и пугаешься. То светло-голубым отсвечивают, то серым, как дым в небе осенью, а бывает, светятся бледной зеленью, нечеловеческой, но и не кошачьей, а как будто фосфоресцируют

А на шее, на цепочке серебряной, серебряный же паук. С восемью бриллиантовыми глазками. Не человек, а ювелирная выставка. И паук, как живой. Противный такой, в паутине, с лапами. А зовут его, не паука, ясное дело, Альгирдас. Так и хочется повторить, напевая каждый слог, Аальгиирдаас. Красиво. Орнольф его Хельгом зовет. Это по-датски - святой. Маришка поинтересовалась, если по-датски Хельг, отчего бы ему по-русски Олегом не зваться. Но Альгирдас только поморщился:

- Один уже есть. Достаточно.

фрагмент книги



vragov_small.jpg“Артур остановил коня. Они с Альбертом вновь переглянулись и рыцарь спешился. Помог брату спрыгнуть с седла. Все так же молча, оба направились к тому, что было Источником. Зако подумал-подумал, и пошел следом.

Вот здесь, если верить песням, Братья приняли свой последний, самый страшный бой. Не с чудовищами, не с демонами - с человеком, продавшим душу Триглаву. Они уничтожили его, уничтожили Источник, уничтожили все, живое и неживое, и сполохи Небесного огня видны были в небе над двумя соседними княжествами. И Лунный Туман, обитатель Триглава, так напуган был силой, обрушившейся на его раба, что сбежал, спрятался в Преисподней, поклявшись никогда больше не появляться в мире людей. А вон на том холме, там, где стоит сейчас сложенная из черного камня часовенка, Артур и Альберт побратались.”

фрагмент книги



last_sky_small.jpg

“Стреляй! Стреляй! Стреляй!

Пока не сядут аккумуляторы. Пока не закончится боезапас. Пока небо танцует вокруг, оказываясь то снизу, то сверху. А противник неуязвим. Вращаются вокруг громадной туши силовые поля, уводят, отклоняют, нейтрализуют удары. Иссякнут они когда-нибудь?

Крутятся. Поля крутятся…

– Зверь, нужно стрелять строго по оси…

– Понял.

Бесится, ломает тугой воздух непонятная огромная тварь. Вьются вокруг нее вертолеты. Пыльными облаками окружают их взрывающиеся иглы. Каждый убивает каждого.

Спасение людей в том, что их двое. Враг не умеет выбирать. И когда две машины разлетаются в стороны, он замирает на секунды. За эти секунды нужно успеть выйти на позицию и ударить…

Мелочь окружила Мурену, и Зверь заметался, ускользая, уходя, уворачиваясь. Его оттесняли от Гота. Он, наверное, понимал, что происходит, но выбора не оставалось. А «веретенка» рывком развернулась к нему.

Вот, похоже, и все…

Только хвост ее, хвост или корма, не важно, оказался почти на линии выстрела. Почти… и Гот рванулся в кресле, словно хотел толкнуть свою машину вперед. Быстрее, быстрее же…

Он не мог успеть. Не мог…

Он только потом осознал, что увидел цель и выстрелил, и Зверь выстрелил тоже. Потом. Когда кожистые ошметки разлетелись, пачкая небо кровью, а в ушах настойчиво запищал зуммер, оповещая пилота о том, что приборы Ка-190 не рассчитаны на запредельные нагрузки.

Иглы взрывались сами. Машины, словно тоже сами по себе, уворачивались от взрывов с ленивым изяществом. И скоро небо стало чистым. И море стало чистым. И ветер, наверное, тоже стал чистым. Жаль нельзя почувствовать ветер сквозь плексиглас кабины.

А буровая работала, как ни в чем не бывало.

Они посадили машины одновременно. Легко и точно, и красиво. Гот вышел на воздух. А Зверь лишь приоткрыл дверь.

Они молчали.

Наверху было небо. Внизу – море. И ничего больше.

– Ты умеешь летать, – сказал Гот после долгой-долгой тишины.

– Ты тоже, – помедлив, ответил Зверь.”

фрагмент книги



zmevteor.jpg“Потом появился ветер. Все время, пока шли по Цошэн, он не давал о себе знать, а теперь вот словно проснулся. Зевнул с подвыванием, загребая полными горстями каменную крошку. Швырнул ее навстречу. Рванул незаправленные концы юкколя. Эльрик плотнее закрыл лицо. Обернулся к Легенде. Эльфийка шла, опустив голову. Губы сердито сжаты. Капюшон ее плаща дергало ветром, норовило сорвать.”

фрагмент книги     обложка переиздания

« Previous PageNext Page »